Меню
Всё о церковной благотворительности и социальном служении
в Республике Татарстан

Об Украине в 2014, контузии и единении верующих

  

«Я вез лекарства для нуждающихся в Луганск. Это было в мае 2014 года. За рулем был Антоний, прихожанин луганского храма. Наша машина попала на мину. Водитель погиб на месте, меня контузило«, — рассказывает отец Максим Советнинов.

Эти события свежи в памяти священника до сих пор. Хотя ударной волной его ударило так, что пришлось еще долго лечиться, чтобы вернуться к нормальной жизни. Правда уже с тяжелыми последствиями, но на своих ногах и в уме.

«Полгода я восстанавливался в России. Первая моя служба после этой трагедии была на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. К этому времени меня перевели из родного села Ровеньки Луганской области под Керчь в село Чистополье«, — вспоминает священник.

Сегодня под мирным небом в маленьком селе отец Максим служит в храме равноапостольного князя Владимира, но от войны, говорит, он никогда не бежал, только молился.

«Тогда, в 2014, уже шла развернутая война в Донецке, Луганске. Постоянные бомбежки, взрывы. Все смешалось. Было действительно страшно. В 2015 при бомбежке аэропорта Донецка один снаряд попал в дом моего отца. Он жил в Киевском районе города. После этого я перевез его к себе, а вот мама (родители развелись давно) осталась в Ровеньках. Живет с упованием на помощь Бога, прячась от обстрелов, уехать из своего родного дома не смогла. Сказала, будет до конца«, — рассказывает отец Максим.

У отца Максима и матушки Фотинии трое детей. Старший Никита в этом году заканчивает техникум в Крыму, а после планирует идти в армию «Это его личное желание«, — говорит батюшка. О событиях последних дней они в семье говорят с большой надеждой.

«Сейчас Украина переживает то, что Донбасс переживал в 2014. Нашу задачу вижу только в молитве о мире. Я видел войну своими глазами, знаю, насколько это страшно. То, что Россия втянута в эту ситуацию — очевидно. Президент Путин правильно сказал, что мы идем не воевать, а заканчивать войну. Я надеюсь и верю, что скоро это все закончится», — утверждает отец Максим.

Сегодня коренной украинец следит за новостями и ждет операцию на глаза. После той трагедии под Луганском у него стало резко падать зрение. Один глаз почти не видит, на другом — уже «-10». А служить надо. Поэтому он обратился за помощью в нашу службу — нужны были дорогостоящие линзы для глаз (очки врач не советует носить в его случае, а почти линзы стоят почти 20 тысяч рублей).

В беседе с нами священник много раз благодарил всех за поддержку и предложил написать имена, о ком он может помолиться в своем храме. Вы можете оставить имена в комментариях, и мы их обязательно передадим отцу Максиму в Крым.

«Самое поразительное для меня, — делится напоследок отец Максим, — это прошедший в 2016-ом Всеукраинский крестный ход, когда верующие с Востока и Запада Украины шли с молитвой о мире в течение 25 дней. И 28 июля встретились в Киеве, на праздник святого князя Владимира. Для меня это свидетельство единения всех нас, русских, украинцев, всех православных. И особенно это чувствуется сейчас, когда Святейший Патриарх Кирилл, Блаженнейший митрополит Онуфрий, вся Церковь молится о мире на нашей земле».

*
Рассылка

Подпишитесь на наши новости

Свежие новости и лучшие статьи в вашем почтовом ящике